Homepage

 

Йован Айдукович

 

ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ЛЕКСИЧЕСКОЙ КОНТАКТОЛОГИИ

(на материале русизмов в славянских языках)

 

In: Тезисы и доклады, II Международный конгресс исследователей русского языка "Русский язык: исторические судьбы и современность", Москва, 2004: 445.

 

 

С 1998 года на филологическом факультете Белградского университета в рамках докторской диссертации под названием Русизмы в современных южнославянских и западнославянских литературных языках согласно квалификаторам в лексикографических источниках автором данной статьи разрабaтывается теория межславянских языковых контактов и концепция контактологического словаря русизмов. В настоящей работе нами предлагаются определения некоторых основных понятий лексической контактологии, которые представляют собой определенный научный интерес.

 

ключевые слова: лексическая контактология, контактема, русизм, изм, язык-посредник, адаптация, контактологический словарь, контактологический квалификатор

 

1. Лингвистическая контактология - это самостoятельная лингвистическая дисциплина, изучающая механизмы языкового контакта двух или нескольких языков при определенных социально-исторических условиях и вырабатывающая модели функционирования этих механизмов. Она занимается экстралингвистическими (т.е. социологическими, психологическими, этнологическими и др.) факторами межязыкового влияния, собственно лингвистическими процессами языкового контакта, а также явлениями, связывающими экстралингвистические факторы и собственно лингвистические процессы.

 

2. Лексическая контактология занимается изучением адаптации лексических единиц двух или нескольких контактирующих языков во всех языковых уровнях, а также лексикографическим описанием лингвистической адаптации лексических измов.

 

3. Контактема. Основной контактологической единицей во всех языковых уровнях является контактема. Первый раз понятие "контактема" упоминается в нашей статье о принципах контактологической идентификации русизмов в лексикографических источниках (см. Ајдуковић, 2002а). Контактема - это активированный и/или отображаемый на определенном языковом уровне элемент языка-источника в языке-адресате. Элементы языка-источника в языке-адресате адаптированы, а не скопированы. Механизм активации связан с существованием латентных мест в языке-адресате. Под понятием "латентное место" мы подразумеваем внутренний потенциал или элемент языка-адресата, который может активироваться под влиянием языка-источника, т.е. перейти в деятельное состояние. Так, например, в славянских языках на лексическом уровне конвергентная (старославянская, церковнославянская) лексика представляет собой латентное место. Механизм адаптации связан и с существованием в системе языка-адресата "пустых мест". В ситуации контактирования "пустые места" замещаются модифицированными элементами языка-источника. Так, например, "пустое место" представляет собой отсутствие эквивалента для обозначения русской денежной единицы, равной одной сотой рубля в сербском, чешском и польском языках. Адаптацией русской модели копейка в сербское копејка, чешское kopejka и польское слово kopiejka исчезает "пустое место" в языке-адресате. В роли контактемы на фонологическом уровне выступают контактофонема, контактографема, контактема распределения звуков, контактема ударения, на словообразовательном - словообразовательная контактема, на морфологическом - морфологическая контактема, на семантическом - контактосема, на стилистическом - контактостилема, на синтаксическом - контактосинтаксема, а на лексическом уровне - лексический изм. Русским фонемам в слове агитка (<a>, <г'>, <и>, <т>, <к>, <ъ>) противопоставляются сербские контактофонемы (<а>, <г>, <и>, <т>, <к>, <а>), а для их изображения на письме используются сербские контактографемы (а, г, и, т, к, а) В адаптации польского русизма принимают участие иные контактографемы (agitka). В данном примере на уровне распределения согласных звуков выделяется контактема тк. Места ударения русской модели и сербского русизма не одинаковы, т.е. для сербского языка характерна свободная контактема места ударения. Словообразовательную контактему представляет собой суффикс -к(а), а морфологическую контактему - окончание -а (женский род). Значение песма, чланак или сл. којима је циљ агитација является контактосемой. Употребление данного русизма в разговорной речи представляет собой контактостилему.

 

4. Контактологическая адаптация. Под понятием "контактологическая адаптация" подразумеваем процесс активизации латентных мест и пополнения "пустых мест" в языке-адресате под влиянием языка-источника согласно определенным правилам. В современной контактологии существут три теории лексических языковых контактов: (1) теория трансфера заимствований, (2) теория структурного моделирования заимствований по аналогии c иноязычными образцами и (3) компромиссная теория. Согласно первой теории заимствование рассматривается как "переход, перенесение, проникновение элементов одного языка в другой язык". Согласно второй теории заимствование обьясняется как "создание собственными средствами языка своих элементов посредством творческой имитации, приблизительного копирования иноязычных образцов". Согласно компромиссной теории "при копировании плана выражения" допускается "перенесение или переход иноязычных значений". Четкое разграничение этих подходов "представляется необходимым" (цит. см. Ильина, Сычева, 1998). На наш взгляд существует четвертая теория лексического контактирования, которая предполагает (4) активацию и отображение (т. е. адаптацию) лексических контактем, возникших в структуре языка-адресата под влиянием языка-источника или доминирующего языка-источника. Согласно "теории трансфера" в речи монолингвов перенесенное из одного языка в другой слово подвергается адаптации во всех языковых уровнях и результаты языкового воздействия можно представить шкалой - от полной интеграции до полного несовпадения языковых элементов. Тип адаптации русизмов опредляется благодаря двум ведущим контактологическим принципам. Согласно первому принципу - тип общей адаптации русизмов определяется на основе наибольшего индекса адаптации во всех уровнях. Согласно второму принципу - тип адаптации русизма определяется благодаря трехступенчатой формальносемантической эквивалентности модели и реплики. В этом случае выделяются нулевая, компромиссная и свободная адаптации. Если, например, русизм адаптирован путем свободной трансфонемизации (Ф2), компромиссной трансморфемизации (М1), нулевой трансдеривации (Д0), компромиссной транссемантизации (С1), компромиссной лексико-стилистической адаптации (ЛСА1) и нулевой синтаксической адаптации (СИА0), то общая адаптация обозначается индексом А2, потому что на фонологическом уровне зафиксирована наибольшая ступень адаптации.

 

5. Русизм. Согласно "теории трансфера" под понятием "русизм" мы подразумеваем немотивированные и мотивированные слова /1/ русского происхождения, сохранившие сильную формально-семантическую связь с соответствующими русскими словами, /2/ слова русского происхождения, утратившие вследствие адаптации почти полностью или частично формально-семантическую связь с соответствующими русскими словами, /3/ слова нерусского происхождения, заимствованные русским языком (русский язык является языком-посредником), и, наконец, /4/ слова русского или нерусского происхождения, заимствованные языком-адресатом через языки-трансмиттеры (в русско-македонских языковых контактах сербский и болгарский языки - языки-трансмиттеры, задача которых поддержка языкового контакта). Согласно "теории активации и отображения" под понятием "русизм" подразумеваем слова, имеющие как минимум одну самостоятельную контактему, возникшую под влиянием русского языка.

 

6. Изм. Согласно "теории активации и отображения" под "лексическим измом" подразумеваем слова, сохранившие следы языкового контакта в виде звуковых, орфографических, морфологических, словообразовательных, семантических, лексико-стилистических и синтаксических контактем. Основной единицей лексической контактологии является лексический изм или лексическая контактема.

 

7. Язык-посредник.  Язык-посредник - это (1) язык-источник, выступающий в непосредственных межъязыковых контактах в качестве языка-медиатора интернациональной и конвергентной (старославянской, церковнославянской) лексики. В случае опосредованного заимствования - (2) это язык-трансмиттер между экстралингвистически доминирующим языком-первоисточником либо языком-медиатором и языком-адресатом.

 

8. Трансфонемизация. Согласно "теории трансфера" под трансфонемизацией мы подразумеваем фонологическую адаптацию заимствованных фонем. В зависимости от того, насколько совпадают звуковая система русского языка и других славянских языков на уровне слова, мы различаем три типа (Ф1,Ф2, Ф3), а на уровне фонем - двенадцать подтипов трансфонемизаций (Ф1/1, Ф1/2, Ф1/3, Ф1/4, Ф2/1, Ф2/2, Ф2/3, Ф2/4, Ф3/1, Ф3/2, Ф3/3, Ф3/4) (см. Ајдуковић, 2002б). В формировании орфографии русизма участвуют произношение русской модели (индекс а; см. Ајдуковић, 2002б), ее орфография (индексы б, в), произношение в сочетании с орфографией (индекс ц), орфография в сочетании со словообразовательно-морфологическими закономерностями языка-адресата (индекс е) и произношение в сочетании с словообразовательно-морфологическими закономерностями языка-адресата (индекс г).

 

9. Трансдеривация. В контактологическом словаре вслед за показателями трансфонемизации приводится тип трансдеривации, который указывает на словообразовательную адаптацию русизмов. В речи монолингвов перенесенное из одного языка в другой слово подвегается словообразовательной адаптации, и результаты языкового воздействия можно представить шкалой - от полной интеграции до полного несовпадения словообразовательных основ и формантов. В зависимости от степени совпадения словообразовательной основы и аффиксальной морфемы русской модели и русизма различаем три типа трансдериваций: нулевую (Д0), частичную (Д1) и свободную (Д2) (см. Ајдуковић, 1997: 49-51). В рамках частичной трансдеривации выделяются первый (Д1/1) и второй (Д1/2) подтипы. К нулевой трансдеривации (Д0) относятся русизмы, имеющие заимствованные из русского языка словообразовательные основы и аффиксальные морфемы (ср. серб. виновница, агитка). Частичную трансдеривацию (Д1) прошли русизмы, обладающие русскими словообразовательными морфемами или словообразовательными основами (ср. серб. користољубац, красноармејац). К первой частичной трансдеривации (Д1/1) относятся русизмы, унаследовавшие разнообразные словообразовательные основы и одинаковые словообразовательные морфемы (ср. серб. белогардејштина, беспоредак). Вторую частичную трансдеривацию (Д1/2) прошли русизмы, имеющие по сравнению с русской моделью одинаковые словообразовательные основы и разнообразные словообразовательные морфемы (ср. серб. бдителан, безграмотан). Русизмы, адаптированные свободной трансдеривацией, не совпадают с русским словом ни словообразовательной основой, ни в словообразовательными морфемами (ср. серб. белогардејац, црностотинаш). В процессе трансдеривации русизмов существенным оказывается общая деривационная зависимость от русской модели и внутреннего деривационного потенциала языка-адресата. После того, как слово заимствованно, оно подвергается на словообразовательном уровне первичной или третичной адаптации. Следовательно, в момент языкового контакта (в билингвальной среде) слово заимствует словообразовательную мотивированность или немотивированность у русской модели. Первичная адаптация представляет собой адаптацию в двуязычной среде русизмов, принадлежавших исконно руской лексике. Под понятием третичная адаптация понимаем адаптацию в двуязычной среде русизмов, заимствованных русским языком из другого языка или заимствованных из русского языка через языки-посредники. В процессе первичной и третичной адаптации русизмы заимствуют из русского языка либо словообразовательные основы, либо аффиксальные морфемы, либо имеют место оба варианта (ср. рус. бесконечный > мак. бесконечен; рус. беспратийный > серб. беспартијац > мак. беспартиец). Во время вторичной адаптации русизм становится членом словообразовательного гнезда иноязычных т.е. инославянских заимствований, затем образует собственное словообразовательное гнездо, в которое включаются слова с элементарной или идентичной формальной и семантической структурами. Вторичную адаптацию проходят русизмы, несовпадающие с русским словом ни в отношении словообразовательных морфем, ни в отношении словообразовательной основы (ср. рус. безвкусие > мак. безвкусност; рус. безделье > мак. безделништво). В процессе трансдеривации участвуют, с одной стороны, язык-источник и его слово-модель в роли слова-образца или слова-мотиватора, а, с другой стороны, язык-адресат и его слово-реплика, выполняющее функцию слова-мотиватора или слова-дериватора. Реплика может выступать в структуре словообразовательного гнезда как непроизводное слово (исходное слово гнезда), либо выполнять функцию производящего. Если русизм является исходным словом словообразовательной цепи или гнезда, то все слова последующих звеньев выступают как русизмы (см., например, болгарские слова абсолют (І) > абсолютен > абсолютно > абсолютизира). Но если русизм выступает в качестве одной из единиц либо на горизонтальной, либо на вертикальной оси, то русизмами считаются все слова непосредственно образованые от исходных слов (см., например, македонские слова созвучен (ІІ) > созвучно > созвучност > созвучје; исходным словом является слово звук).

 

10. Трансморфемизация. Под понятием "трансморфемизация" подразумеваем адаптацию основной морфологической формы слова. В зависимости от того насколько совпадают основные морфологические формы русского слова и русизма мы различаем нулевую (М0), частичную (М1) и свободную (М2) трансморфемизацию. Нулевая трансморфемизация охватывает перенос в языке-адресате морфологически неадаптированной грамматической основы русского слова и связанной морфемы языка-адресата (ср. серб. атаман). Частичная трансморфемизация представляет собой соединение неадаптированной грамматической основы русского слова и связанной морфемы языка-адресата (ср. серб. беславити). Свободной трансморфемизацией адаптированы русизмы, выделяющие адаптированные свободные морфемы и русские/сербские связанные морфемы (ср. серб. љубимац).

 

11. Трансморфологизация. Под понятием "трансморфологизация" мы подразуеваем адаптацию морфологических категорий русизмов. Если морфологические категории языков-источников и языков-адресатов совпадают, то русизм адаптирется нулевой трансморфологизацией (ср. серб. богоискатељ), а если нет - русизм образован свободной трансморфологизацией (ср. серб. бирјуз). Если морфологические категории двух языков совпадают в меньшей или большей степени, то русизм адаптируется частичной трансморфологизацией (ср. серб. вожд).

 

12. Транссемантизация. Значения языка адресата адаптируются процессом транссемантизации. Транссемантизация может быть нулевая, частичная и свободная. Нулевой транссемантизацией образованы русизмы, сохранившие русские значения (ср. серб. агитка). В рамках частичной транссемантизации (ср. серб. могила) мы различаем двадцать шесть семантических преобразований (например, уменьшение количества значений, уменьшение поля значения, увеличение количества значений, увеличение поля значения; двучленные, трехчленные и четырехчленные сочетания). Свободную транссемантизацию представляет дерогация. Дерогация - это явление экстремального расширения значения русизма, когда русизм теряет семантическую связь с первоначальным заимствованным значением (ср. серб. баћушка).

 

13. Лексико-стилистическая адаптация. На ЛС уровне мы различаем нулевую, частичную и свободную адаптации русизмов в зависимости от того, насколько русизмы отличаются от соответствующих моделей по ЛС признакам (см. Ајдуковић 2002б).

 

14. Транссинтаксизация. Изучением синтаксической адаптации лексических русизмов занимается контактологический синтаксис. В зависимости от того насколько русизмы совпадают в синтаксическом плане (например, в глагольном управлении) мы различаем нулевую (ср. серб. беспокојити), частичную (ср. серб. негодовати) и свободную транссинтаксизации (ср. мак. вооружи).

 

15. Контактологический словарь русизмов - специальный тип лингвистических словарей, в котором проводится идентификация и формализация адаптации русизмов во всех языковых уровнях и указывается на путь языкового контакта. С точки зрения контактологической лексикографии выделяются два типа контактологических словарей. В контактологическом словаре адаптации представлен процесс адаптации русизмов во всех языковых уровнях, а в контактологическом словаре идентификации (на основании определенных контактологических принципов) дается список лексем, распознаваемых как русизмы. Основной единицей контактологического словаря является контактологическая словарная статья, в состав которой входят, с одной стороны, лексикографическая информация из словарей, служивших базой для составления контактологического словаря, а, с другой стороны, помещаются индексы и формулы контактологической теории. Под контакотологической формализацией мы подразумеваем представление адаптации измов в виде индексов и формул контактологической теории. Ср. серб.:

 

АПАРАТЧИК ц /апаратчик/, Ф2/4, Д1/1, сущ-м, М0, С1Н1м+С2Н1р, ЛСА1, А1 (СЛСР 49)

     аппаратчик С, сущ-м (СРЈО29)

        оп: рус. (СЛСР49); <1. перен.>; (СРЈО29: 2. разг.); <*-чик » -чик>; [слог: 3/-; знач.: 2/2]

¤ <1> човек крутих навика, формираног у отуђеном бирократском апарату државе или партије (СЛСР49). ¤ <2> припадник чиновничко-управљачког апарата. (ЛСРИ 62). © #1: рабочий, управляющий аппаратом, несколькими аппаратами /в 1 знач./ (СРЈО29).

 

16. Контактологический квалификатор. Квалификаторы, которые употребляются в толковых словарях, словарях иностранных слов и в контактологическом словаре мы назывем "контактологические квалификаторы". Данным термином подчеркивается неэтимологическая направленность рассматриваемых словарей и указывается на тот факт, что так называемая иноязычная лексика является предметом лексической контактологии. Следовательно, справки к иноязычным словам в толковых словарях мы называем контактологические справки.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

АЙДУКОВИЧ, Й. (1996), "Слова с лексикографической пометой 'русизм' в словарях современного сербскохорватского литературного языка", IV международный симпозиум "Сопоставительные и сравнительные исследования русского и других языков", Зборник докладов, Белград, 340-346.

АЈДУКОВИЋ, Ј. (1997), Русизми у српскохрватским речницима. Принципи адаптације. Речник. Фото футура, Београд, 331

АЈДУКОВИЋ, Ј. (1998а), "Русизми и њихова обрада у речницима јужнословенских и западнословенских језика", Славистика ІІ, Београд, 157-161.

АЈДУКОВИЋ, Ј. (1998б), "Лингвистика језичких контаката и настава руског језика", Зборник реферата са међународног симпозијума поводом 120-годишњице Катедре за руски језик и 50-годишњице Славистичког друштва Србије, Београд, 614-617.

АЈДУКОВИЋ, Ј. (1999а), "Концепт речника русизама у српском и македон-ском језику", Славистика ІІІ, Београд, 206-213.

АЈДУКОВИЋ, Ј. (1999б), "О дефиницији појма 'русизам' на материјалу речни-ка српског, македонског и бугарског језика", Зборник Матице српске за славистику, 56-57, Нови Сад, 123-128.

АЙДУКОВИЧ, Й. (2000а), "О контактологическом определении понятия 'русизм': на материале словарей сербского, македонского и болгарского языков", Съпоставително езикознание, XXV/1, София, 140-146.

АЈДУКОВИЋ, Ј. (2000б), "Допринос српске контактологије последње деценије XX века у проучавању русизама у јужнословенским језицима", Славистика IV, Београд, 204–211.

АЙДУКОВИЧ, Й. (2000в), "О первичной, вторичной и третичной адаптации русизмов в сербском, болгарском и македонском языках", V международный симпозиум "Состояние и перспективы сопоставительных исследований русского и других языков", Зборник докладов. Белград-Ниш, 104-110.

АЙДУКОВИЧ, Й. (2000г), "О контактологическом словаре русизмов в польском, словацком и чешском языках", Hungaro-Baltoslavica 2000, "Языки в Великом княжестве Литовском и странах современной Центральной и Восточной Европы: миграция слов, выражений и идей",Budapest,13-17.

АЙДУКОВИЧ, Й. (2001а), "О научном проекте 'Русизмы в южнославянских и западнославянских литературных языках согласно квалификаторам в лексикографических источниках'", Зборник тезисов, Международный конгресс: "Русский язык: исторические судьбы и современность", МГУ, Москва, 13-16. марта 2001, 294.

АЈДУКОВИЋ, Ј. (2001б), "О појму 'русизам' из угла теорије о три врсте контактолошке адаптације", Славистика V, Београд, 71-79.

АЙДУКОВИЧ, Й. (2001в), "Типы трансдериваций русизмов в контактологическом словаре", Международный симпозиум "Лингвистическое и культурное разнообразие - фактор европейского развития", Бухарест, 45-52.

АЈДУКОВИЋ, Ј. (2002a), "Контактолошки принципи идентификације русизама у лексикографским изворима", Славистика, VI, Београд, 108-115.

АЈДУКОВИЋ, Ј. (2002б), Русизми у савременим јужнословенским и западнословенским књижевним језицима према квалификатору у лексикографским изворима, докторска дисертација, Филолошки факултет Универзитета у Београду, 1-851.

ИЛЬИНА, Л. А., СЫЧЕВА, О. В. (1998), "Лексическое заимствование: переход иноязыческий или внутриязыковое создание?", Гуманитарные науки в Сибири. Серия филология, Новосибирск, № 4, 91-96.

FILIPOVIĆ, R. (1986) Teorija jezika u kontaktu: uvod u lingvistiku jezičkih dodira, Jugoslovenska akademija znanosti i umjetnosti, Školska knjiga, Zagreb

 

Homepage